Тиуанако

Тиа­у­а­нако (на испанском: Tiahuanaco) — архео­ло­ги­че­ский ком­плекс, рас­по­ло­жен­ный на высо­ко­гор­ном плато Аль­ти­плано, в 20 км к юго-востоку от озера Тити­кака, депар­та­мент Ла-Пас, Боливия. Тиауанако был внесен в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО в 2000 году как «свидетельство мощи империи, сыгравшей главную роль в развитии цивилизации доколумбовой Америки», пишет «Вокруг света».

2014112801-500px

Тиауанако был центром одноименной цивилизации, существовавшей на берегах озера Титикака в XV-XII веках до нашей эры. До сих пор остается загадкой, как аборигены Южной Америки сумели построить эти сооружения из камня на высокогорном плато, поскольку некоторые блоки весят до 200 тонн. Не менее загадочен и закат культуры Тиауанако, существовавшей задолго до инкской империи на территории современных Боливии, Перу, Аргентины и Чили.

Когда-то город назы­вался Тай­пи­кала – Центр мира, по дру­гим дан­ным, Винь­ай­марка – Веч­ный город, а нынче имя его Тиа­у­а­нако – Мерт­вый город.

В настоящее время считается что Тиа­у­а­нако было сто­ли­цей одно­имен­ной доинк­ской циви­ли­за­ции, кото­рая доми­ни­ро­вала в реги­оне Анд­ских гор между 500 и 900 гг. н.э. В городе во время его рас­цвета про­жи­вало около 20000 жите­лей, он зани­мал пло­щадь в 2,6 кв. км. Сама же тиа­у­а­на­кан­ская куль­тура заро­ди­лась при­бли­зи­тельно в 2000 – 1500 гг. до н.э.. Есть ещё точка зрения что в период между 300 г. до н.э. и 300 г. н.э. город Тиа­у­а­нако был рели­ги­оз­ным цен­тром, в кото­рый совер­ша­лись паломничества. Со вре­ме­нем Тиа­у­а­нако стало импер­ской сто­ли­цей.

Хотя пер­вые иссле­до­ва­тели Тиа­у­а­нако счи­тали, что оно не могло быть круп­ным горо­дом, а лишь «цере­мо­ни­аль­ным цен­тром с неболь­шим коли­че­ством посто­ян­ных оби­та­те­лей». Так, пио­нер аме­ри­кан­ской архео­ло­гии Эфраим Джордж Ску­айер в 1877 г. писал: «…Эта область не может снаб­жать про­дук­тами пита­ния или под­дер­жи­вать зна­чи­тель­ное насе­ле­ние и не под­хо­дит для рас­по­ло­же­ния сто­лицы госу­дар­ства. Тиа­у­а­нако мог играть только роль свя­щен­ного города, поло­же­ние кото­рого и было опре­де­лено слу­чаем, про­ро­че­ством или сно­ви­де­нием...». И в настоящее время мест­ность близ озера Тити­каки мало при­годна для веде­ния зем­ле­де­лия обыч­ными мето­дами. Пла­чев­ное состо­я­ние сель­ского хозяй­ства в этом рай­оне сего­дня – пря­мое тому дока­за­тель­ство. Но иссле­до­ва­ния пока­зали, что сель­ское хозяй­ство тиа­у­а­на­кан­цев нахо­ди­лось на столь высо­ком уровне, что вполне могло про­кор­мить столицу.

На обна­жив­шихся от ушед­шей воды озера зем­лях име­ются харак­тер­ные чере­ду­ю­щи­еся полосы под­ня­тия и опу­ще­ния почвы. Только в 60-х гг. XX в. уда­лось понять назна­че­ние этих под­ня­тых полос-платформ и мел­ких кана­лов. Види­мые сего­дня эти «вару-вару», как назы­вают их индейцы, ока­за­лись частью агро­тех­ни­че­ского ком­плекса, создан­ного в древние вре­мена, но «пре­взо­шед­шего совре­мен­ные системы зем­ле­поль­зо­ва­ния». Сей­час они назы­ва­ются под­ня­тыми поло­сами (под­ня­тыми полями). На рав­нине вокруг озера Тити­кака жители насы­пали искус­ствен­ные кур­ганы из почвы, оро­ша­е­мые с помо­щью кана­лов между полями.

Работы по вос­со­зда­нию системы под­ня­тых полей пока­зали, что кар­то­фель, к при­меру, здесь рас­тет гораздо лучше, чем при обыч­ной посадке в сухую почву на рав­нине. На этой высоте глав­ным вра­гом зем­ле­дель­цев должны явля­тся замо­розки, кото­рые нано­сят боль­шой ущерб уро­жаю. На под­ня­тых полях воз­дей­ствие замо­роз­ков сво­дится к мини­муму, так как вода в кана­лах вокруг них сохра­няет днев­ное тепло и под­дер­жи­вает более высо­кую тем­пе­ра­туру, чем на окру­жа­ю­щей рав­нине. Уро­жай на под­ня­тых полях не стра­дает и от жгу­чей засухи, и от навод­не­ний, когда затапливает сосед­ние поля. На экс­пе­ри­мен­таль­ных участ­ках кар­то­фель давал втрое боль­ший уро­жай, чем на наи­бо­лее про­дук­тив­ных совре­мен­ных полях.

Для А. Познан­ски не было сомне­ний в том, что Тиа­у­а­нако является самым древ­ний и самый зна­чи­тель­ным городом Нового Света. Здесь пра­вила вер­хов­ная раса, учре­див­шая законы и нормы морали, кото­рые рас­про­стра­ни­лись до Арген­тины и юго-запада совре­мен­ных Соеди­нен­ных Шта­тов. При­бреж­ное поло­же­ние Тиа­у­а­нако обу­слов­ли­вало про­цве­та­ние города.

А. Познан­ски при­шел к заклю­че­нию о том, что Тиа­у­а­нако пере­жило две ката­строфы – одну при­род­ную, вызван­ную лави­ной воды, а затем некое бед­ствие неиз­вест­ного про­ис­хож­де­ния. По мне­нию Познан­ски, то что непо­сред­ствен­ной при­чи­ной гибели Тиа­у­а­нако яви­лось навод­не­ние – сви­де­тель­ствует нали­чие пред­ста­ви­те­лей озер­ной флоры (Paludestrina culminea, P. andecola, Planorbis titicacensis и др.) в нано­сах вме­сте со ске­ле­тами людей, погиб­ших в ката­клизме. Кроме того, в этом же нанос­ном слое обна­ру­жены кости рыб Orestias из совре­мен­ного семей­ства bogas… Также было обна­ру­жено, что фраг­менты ске­ле­тов людей и живот­ных лежат в хао­ти­че­ском бес­по­рядке вме­сте с обра­бо­тан­ными кам­нями, ору­ди­ями, инстру­мен­тами и бес­чис­лен­ным коли­че­ством дру­гих пред­ме­тов. Видно, что все это волокла, ломала и сва­ли­вала в кучу какая-то сила. Любой, кто взял бы на себя труд выко­пать шурф метра в два глу­би­ной, не смог бы отри­цать, что все эти кости, кера­мику, дра­го­цен­но­сти, ору­дия и инстру­менты собрала и сме­шала раз­ру­ши­тель­ная сила воды в соче­та­нии с рез­кими дви­же­ни­ями грунта… Слои нано­сов покры­вают целые поля облом­ков стро­е­ний, и озер­ный песок, сме­шан­ный с рако­ви­нами из Тити­каки, раз­дроб­лен­ный поле­вой шпат и вул­ка­ни­че­ский пепел нако­пи­лись в замкну­тых про­стран­ствах, окру­жен­ных сте­нами…

Алан Колата, аме­ри­кан­ский архео­лог, антро­по­лог и этно­и­сто­рик (Чикаг­ский уни­вер­си­тет), счи­тает, что при­чи­ной паде­ния Тиа­у­а­нако стала при­род­ная ката­строфа, но не навод­не­ние. В анд­ских лед­ни­ках и в осад­ках на дне озера Тити­кака сохра­ни­лись сви­де­тель­ства дол­гого засуш­ли­вого пери­ода, кото­рый начался в X в. и про­дол­жался не менее чем до 1300 г. Вода ушла с под­ня­тых полос, что при­вело к неуро­жаям. В резуль­тате вся система импер­ской вла­сти начала рушиться и ока­зав­шись не в состо­я­нии под­дер­жи­вать город­ское хозяй­ство, люди поки­нули Тиа­у­а­нако и больше уже не воз­вра­ща­лись туда.

Пер­вым инк­ским пра­ви­те­лем (если не счи­тать леген­дар­ного Манко Капака), кото­рый побы­вал в Тиа­у­а­нако, был Майта Капак. Город в то время уже был вымер­шим. Именно инки назвали его Мерт­вым горо­дом – Тиа­у­а­нако. По сви­де­тель­ству испан­ского хро­ни­ста Педро Сьесы де Леона, пер­вые Инки посто­янно зани­ма­лись стро­и­тель­ством сво­его двора и рези­ден­ции в этом Тиа­гу­а­нако. В сто­роне от древ­них соору­же­ний Тиа­у­а­нако в его быт­ность нахо­ди­лись посто­я­лые дворы Инков, и дом где родился Манко Инка. Рядом с ними были рас­по­ло­жены две гроб­ницы мест­ных пра­ви­те­лей этого селе­ния. На свя­щен­ном ост­рове Тити­кака, куда по легенде Инти спу­стил на землю пер­вых инков Манко Капака и его сестру и жену Маму Окльо, инки постро­или «бога­тей­ший храм, цели­ком обши­тый слит­ками золота, посвя­тив его Солнцу, куда пого­ловно все про­вин­ции, под­чи­нен­ные инке, каж­дый год при­но­сили под­но­ше­ния [в виде] мно­же­ства золота, и серебра, и дра­го­цен­ных кам­ней». По дан­ным Педро Сьесы де Леона, из храма Солнца «испанцы в раз­ные вре­мена взяли при­лично» и сокро­вищ там уже нет.

Однако у Гар­си­ласо де ла Веги дру­гая вер­сия: «…Как только индейцы узнали о при­ходе на те земли испан­цев и что они заби­рали себе все богат­ства, кото­рые нахо­дили, они бро­сили все в то вели­кое озеро». Со вре­мен втор­же­ния испан­цев и до срав­ни­тельно недав­него вре­мени Тиа­у­а­нако под­вер­гался разрушению.

Источник

Комментарии: